Регуляторный дайджест за март 2019 года

рис. 5.png
Центральный Банк Российской Федерации

Банк России уточнил порядок расчета кредитными организациями величины рыночного риска, 13 марта 2019 года

Указание
 Банка России разработано для снижения зависимости от внешних рейтингов в банковском регулировании, уточнения реализации отдельных положений Базеля II и Базеля 2,5, а также для отражения изменений, внесенных в другие нормативные акты Банка России. Указание зарегистрировано Министерством юстиции и вступает в силу с 24 марта 2019 года.

Документ уточняет порядок расчета величины специального процентного риска, приводя классификацию долговых ценных бумаг (за исключением инструментов секьюритизации и инструментов повторной секьюритизации) в соответствие с подходом к расчету кредитного риска, применяемым Инструкцией Банка России от 28.06.2017 № 180-И «Об обязательных нормативах банков», тем самым снижая зависимость от внешних рейтингов в банковском регулировании.

В части оценки риска по производным финансовым инструментам указание устанавливает возможность сальдирования величин вега-риска для опционов на один и тот же вид базисного актива (величина вега-риска отражает риск, связанный с изменением стоимости опциона под влиянием изменения волатильности стоимости базисного актива). Документ содержит приложение с перечнем так называемых хорошо диверсифицированных индексов (вместо отсылки к более узкому перечню основных фондовых индексов, приведенному в приложении 6 к Инструкции № 180-И). Производные финансовые инструменты, базисным активом которых являются индекс МосБиржи, индекс РТС или рассматриваемые индексы, включаются в расчет величины рыночного риска с применением коэффициента взвешивания по риску 2%, а не 8%, как в отношении производных финансовых инструментов, базисным активом которых являются иные индексы. Кроме того, уточнен порядок определения позиций и включения их в расчет в отношении отдельных видов кредитных производных финансовых инструментов (кредитных нот, свопов на совокупный доход, базисным активом которых являются долевые ценные бумаги).

Документ устанавливает новый порядок определения величины товарных активов, полученных в залог, включаемой в расчет товарного риска (в значении, не превышающем пруденциальный расчетный резерв на возможные потери по балансовым требованиям и внебалансовым обязательствам, в обеспечение которых они получены).

В связи с изменениями с 1 января 2019 года порядка бухгалтерского учета сделок спот указание устанавливает требование о признании при определении величины позиций по ценным бумагам, включаемых в расчет рыночного риска, требований (обязательств) по поставке ценных бумаг, приобретенных (проданных) по указанным сделкам.

Указание исключает из расчета рыночного риска (до момента определения цены или даты расчетов) договоры, по условиям которых расчеты будут осуществляться по цене, определяемой на установленную договором дату, и (или) по которым отсутствует дата расчетов.

Кроме того, документ устраняет двойное покрытие рисков по включаемым в расчет рыночного риска инструментам секьюритизации и повторной секьюритизации в части, обеспеченной иными рисковыми позициями, возникающими по сделке секьюритизиции.

Банк России доработал требования к системе управления операционным риском после консультаций с банками, 22 марта 2019 года

Банк России после обсуждения с банковским сообществом доработал проект положения «О требованиях к системе управления операционным риском в кредитной организации и банковской группе».

Проект доработан в том числе в части дифференциации обязательных требований и сроков внедрения системы управления операционным риском в зависимости от размера активов кредитной организации и типа лицензии. Банк России предлагает выделить три категории кредитных организаций: банки с базовой лицензией и НКО, банки с универсальной лицензией с активами до 500 млрд рублей, банки с универсальной лицензией с активами 500 млрд рублей и выше. Для каждой категории проектом устанавливаются индивидуальные требования.

Изменения, внесенные в документ, также касаются установления порога регистрации потерь от событий операционного риска в соответствующей базе, уточнения определений видов операционного риска и видов потерь от него.

Проект положения устанавливает, в частности, требования к управлению риском информационной безопасности (в том числе киберриском) и риском информационных систем; к ведению базы данных о событиях операционного риска; к внутренней отчетности кредитных организаций по операционному риску; к политике кредитной организации в сфере информационных технологий; к дополнительным требованиям к капиталу, необходимому на покрытие потерь от реализации операционного риска, включая риск информационной безопасности (в том числе киберриск).

Документ является первым нормативным актом, выпускаемым в целях внедрения нового стандартизированного подхода «Базеля III» к оценке операционного риска для расчета нормативов достаточности капитала.

рис 2.gif
Европейская служба банковского надзора

Европейская служба банковского надзора опубликовала окончательные руководящие принципы оценки уровня потерь при дефолте в условиях экономического спада, 6 марта 2019 года

Европейская служба банковского надзора (EBA) опубликовала окончательные руководящие принципы, определяющие, каким образом учреждения должны оценивать уровень потерь в случае дефолта (LGD) в условиях экономического спада. В частности, основное внимание уделяется требованиям к количественной оценке порогового значения, используемого для оценки LGD в условиях спада. Руководящие принципы завершают более широкую работу EBA по пересмотру подхода к оценке кредитного риска на основе внутренних рейтингов, направленную на уменьшение необоснованной изменчивости результатов внутренних моделей при сохранении уязвимости требований к капиталу.

Начиная с периода(ов) спада, определённого(ых) на основании соответствующих нормативных технических стандартов (RTS), окончательные руководящие принципы устанавливают требования к необходимой в этом случае количественной оценке порогового значения, используемого для оценки уровня потерь в случае дефолта в условиях спада, и включают три типа подходов:

  • Подходы первого типа могут применяться в тех случаях, когда банки располагают достаточными данными о потерях за выявленный период спада. В этом случае учреждениям предоставляется определённая гибкость моделирования, но только в соответствии и на основании согласованной и предписывающей оценки воздействия;
  • Подходы второго типа применяются в тех случаях, когда банки не располагают достаточными данными о потерях за выявленный период спада. В этом случае учреждениям предоставляется выбор между двумя подходами: так называемым дисконтным или экстраполяционным подходами, — что позволит согласовать подходы, используемые банками;
  • Подходы третьего типа могут применяться в тех редких случаях, когда невозможно использование первых двух подходов. В этом случае банки должны применять требование, согласно которому размер минимальной поправки на консерватизм равен 15 процентным пунктам по оценкам LGD.
В конце вводится эталонное значение, которое выступает в качестве претендента на окончательную оценку LGD в условиях спада.

Европейская служба банковского надзора выпустила пересмотренный список правил валидации, 8 марта 2019 года

Европейская служба банковского надзора (EBA) опубликовала пересмотренный список правил валидации в технических стандартах реализации (ITS) по надзорной отчётности. Выделены те правила, которые прекратили действовать по причине некорректности или из-за возникновения ИТ-проблем. Компетентные органы ЕС информируются о том, что данные, представленные в соответствии с этими стандартами, не должны официально проверяться на соответствие деактивированным правилам.

Европейская служба банковского надзора публикует обновленную информацию о влиянии окончательных реформ Базеля III на капитал банков ЕС и обновленную информацию о соблюдении мер ликвидности в ЕС, 20 марта 2019 года

Европейская служба банковского надзора (EBA) опубликовала два отчёта, в которых даётся оценка влияния реализации окончательных реформ Базеля III и контролируется текущее применение мер ликвидности в ЕС. Доклад EBA о мониторинге капитала в рамках Базеля III включает предварительную оценку влияния Базельского пакета реформ на банки ЕС при условии осуществления полного пакета. В докладе о мерах ликвидности отслеживаются и оцениваются нормативы покрытия ликвидности, в настоящее время существующие в ЕС. В целом по оценкам EBA полное осуществление реформ Базеля III обеспечит среднее увеличение минимального требуемого базового капитала банков ЕС на 19,1%. Коэффициент покрытия ликвидностью (LCR) банков ЕС, который был полностью введён в январе 2018 года, составил в среднем около 146% в июне 2018 года, что существенно выше минимального порога в 100%. Однако некоторые отдельные учреждения сообщили о недостаточных показателях общего LCR.

Результаты мониторинга капитала в рамках Базеля III

В докладе о результатах мониторинга в рамках Базеля III оценивается, как окончательная проверка кредитного риска, разбитого на четыре подкатегории, операционного риска и системы показателей левериджа, а также введение совокупного нижнего предела общего объёма продукции, повлияют на банки ЕС. В нём также рассчитывается количественная оценка воздействия новых стандартов для рыночного риска (FRTB) и переоценки кредита (CVA).

В целом результаты мониторинга капитала в рамках Базеля III, основанные на данных по состоянию на 30 июня 2018 года, показывают, что минимальный требуемый базовый капитал европейских банков ЕС должен увеличиться на 19,1% к 2027 году, дате полной реализации. Влияние реформ, основанных на оценке рисков, составляет 25,4%, из которых ведущими факторами являются нижний предел производительности (8,0%) и операционный риск (5,5%). Тот факт, что в настоящее время показатель левериджа является сдерживающим (т. е. самым высоким) требованием первого порядка для некоторых банков в выборке, но не останется таким же в рамках окончательного Базеля III, объясняет, почему часть увеличения показателя капитала, основанного на оценке риска (–6.2%), не должна считаться фактическим увеличением общего требования первого порядка. Это компенсирующее влияние (-6.2%) объясняется наличием показателя левериджа в общем влиянии.

Для соблюдения новых стандартов банкам ЕС потребуется 39 миллиардов евро дополнительного суммарного капитала, из которых 24,2 миллиарда евро относятся к капиталу первого порядка.

В настоящем докладе приводится оценка воздействия окончательных реформ Базеля III на высоком уровне. Параллельно EBA работает над более подробным докладом о воздействии реформ в ответ на просьбы Европейской комиссии о предоставлении консультаций. Он будет основан на данных от той же контрольной даты (июнь 2018 года), но на расширенной выборке банков. Последний отчёт также будет охватывать потребности по Pillar 2, а не Pillar 1, которые представлены в настоящем докладе.

Отчёт EBA о мерах ликвидности

Полугодовое обновление отчёта EBA о мерах ликвидности показывает, что банки ЕС продолжают увеличивать уровень соответствия коэффициенту краткосрочной ликвидности (LCR). На отчётную дату 30 июня 2018 года средний показатель LCR банков ЕС составлял 146%. Совокупный валовой дефицит составил 22,5 млрд. евро, что соответствует четырём банкам, монетизировавшим свои буферы ликвидности в условиях кризиса. Более углубленный анализ потенциальных несоответствий валют по уровням LCR позволяет предположить, что банки как правило имеют значительно более низкие буферы ликвидности в некоторых иностранных валютах, в частности в долларах США.

BIS.jpg
Базельский комитет по банковскому надзору (БКБН)

Доклад о мониторинге Базеля III от 20 марта 2019 года

В настоящем докладе представлены результаты последнего мониторинга Базеля III Базельским комитетом на основе данных по состоянию на 30 июня 2018 года. В рамках строгого процесса отчётности комитет регулярно рассматривает последствия применения стандартов Базеля III для банков и публикует результаты своих проверок, начиная с 2012 года. В данном докладе излагаются последствия методологии Базель III, которые первоначально были согласованы в 2010 году, а также последствия завершения разработки реформ в рамках Базеля III комитетом в декабре 2017 года. Тем не менее, он пока не отражает выработку окончательного варианта методологии рыночного риска, опубликованную в январе 2019 года.

В общей сложности представлены данные по 189 банкам, включая 106 крупных банков, действующих на международном уровне. Эти банки Группы 1 определяются как международно-активные банки, чей капитал первого уровня составляет более трёх миллиардов евро и включают в себя все 29 учреждений, которые были определены в качестве глобальных системно значимых банков (G-SIBs). Выборка Базельского комитета также включает 83 банка Группы 2, к которой относятся банки с базовым капиталом менее трёх миллиардов евро или те, что не активны на международных рынках.

Ожидается, что окончательный вариант минимальных требований Базеля III будет выполнен к 1 января 2022 года и вступит в полную силу к 1 января 2027 года. На переходной основе дефицит капитала на отчётную дату в конце июня 2018 года составляет €30,1 млрд. для банков Группы 1 на уровне целевых показателей. Эти показатели дефицита снизились более чем на 70% по сравнению с показателями исследования количественных показателей влияния Соглашения Базель II на достаточность капитала (Quantitative Impact Studies, QIS) на конец 2015 года, в основном благодаря более высоким уровням требуемого капитала. Для банков Группы 1 минимальный требуемый базовый капитал (MRC) должен увеличиться на 5,3% после полной поэтапной реализации окончательного варианта стандартов Базеля III по сравнению с первоначальными стандартами Базеля III. Это сопоставимо с ростом на 3,2% по итогам 2017 года.

Увеличение дефицита и изменение размера MRC за последние шесть месяцев частично обусловлено более высокой долей рыночного риска. Это ещё не отражает завершение разработки методологии рыночных рисков, опубликованной в январе 2019 года, которая, как ожидается, в некоторой степени компенсирует увеличение. Исключая все изменения методологии рыночных рисков, текущие данные на конец июня 2018 года показывают увеличение MRC базового уровня на 1,7%, 1,5% и 8,3% для банков Группы 1, G-SIBs и банков Группы 2 по сравнению с соответствующими 1,7%, 1,2% и 5,3% шестью месяцами ранее.

В докладе также приводятся данные о первоначальных минимальных требованиях к капиталу в рамках Базеля III, общей способности банков поглощать убытки (TLAC) и требованиям к ликвидности в рамках Базеля III.

рис 3-1.jpg
Управление Пруденциального Регулирования (PRA)

Кредитный риск: определение дефолта (программное заявление PS7/19 | консультационный документ CP17/18), 6 марта 2019

Настоящее заявление PRA комментирует ответы на консультационный документ CP17/18 «Кредитный риск: определение дефолта». Оно также включает в себя окончательную политику PRA, а именно:

  • o поправку к части о кредитном риске Cвода правил PRA, устанавливающую пороговые значения для определения того, является ли кредитное обязательство существенным для целей определения дефолта, содержащегося в Положении о требованиях к капиталу (575/2013) (CRR) (Приложение 1);
  • o обновление ожиданий PRA в надзорном отчёте (SS) SS11/13 «Подходы к оценке кредитного риска на основе внутренних рейтингов (IRB)» для реализации нормативных продуктов Европейской службы банковского надзора (EBA), которые относятся к определению дефолта. (Приложение 2).
Это заявление касается банков Великобритании, строительных сберегательных касс и инвестиционных фирм, выбранных PRA.

PRA получила 10 ответов на консультационный документ. В целом респонденты поддержали предложения, выдвинутые PRA. Некоторые полученные в ходе консультации ответы содержали замечания о конкретных проблемах и просьбы о разъяснении. Области, в которых PRA внесло поправки или разъяснения, подробно изложены в Главе 2. Изменения в проекте политики изложены в Главе 1.

Подходы к оценке кредитного риска на основе внутренних рейтингов (IRB) (надзорный отчёт SS11/13) от 6 марта 2019 г.

Этот надзорный отчёт (SS) (доступен в разделе «будущая версия» ниже) был обновлён после выхода Программного заявления PS7/19 «Кредитный риск: определение дефолта». Обновления вступят в силу с 31 декабря 2020 года. Более подробную информацию см. в приложении.

Опубликовано 19 декабря 2013

В настоящем надзорном отчёте изложены ожидания Управления пруденциального регулирования (PRA) в отношении использования фирмами подходов к оценке кредитного риска, основанных на внутренних рейтингах.

Надзорный отчёт включает следующие основные темы:

  • корпоративное управление;

  • постоянное частичное использование и последовательное внедрение;

  • общие требования к оценке;

  • определение дефолта;

  • вероятность дефолта (PD);

  • уровень потерь в случае дефолта (LGD);

  • размер средств, подверженных риску в случае дефолта (EAD);

  • проверка;

  • доходообразующие портфели недвижимости;

  • уведомление и утверждение изменений в принятых образцах.
Обновление от 9 июня 2014 года: Регламент (ЕС) № 529/2014 устанавливает Нормативные технические стандарты (RTS) для оценки необходимости расширений и изменений подхода к оценке кредитного риска, основанного на внутренних рейтингах, и расширенного подхода к оценке. Данные стандарты вступили в силу 9 июня 2014 года и имеют прямое применение. SS11/13 остаётся в силе (и фирмам следует продолжать использовать форму из Приложения B для уведомлений, отвечающих требованиям RTS), но только если возникает необходимость, пока RTS отменяет его и заменяет.  Мы переиздадим надзорный отчёт, который в полной мере учитывает RTS, в надлежащее время.

Капитал по Pillar 2: Обновление методологии (консультативный документ CP5/19) от 13 марта 2019 года

В настоящем консультативном документе Управлением пруденциального регулирования (PRA) предлагается обновить основные положения капитала по Pillar 2, чтобы отразить дальнейшие усовершенствования и изменения в определении буфера PRA, также именуемого Pillar 2B.

С тех пор как PRA опубликовала свой подход к определению буфера PRA, изменился подход Банка Англии (далее — Банка) к стресс-тестированию. Произошли изменения в скорости стресс-тестирования минимальных норм прибыли и способе взаимодействия микропруденциальных и макропруденциальных буферов. Это, в свою очередь, имеет последствия для способа расчёта буфера PRA.

PRA также предлагает разъяснить свой подход к оценке недостатков в области управления и регулирования рисков, объяснить процесс обновления контрольных показателей, используемых для расчёта требования в отношении кредитного риска по Pillar 2A, и исправить некоторые незначительные редакционные ошибки, которые были выявлены в предыдущих публикациях.

Этот консультационный документ действителен для банков, санкционированных PRA, строительных сберегательных касс и инвестиционных фирм, выбранных PRA. Он не касается кредитных союзов, страховых и перестраховочных компаний.

Снижение кредитного риска: Право на получение гарантий как защита необеспеченного кредита (программное заявление PS8/19 | консультационный документ CP6/18) от 13 марта 2019 года

Настоящее заявление PRA комментирует ответы на консультационный документ (КД) CP618 «Снижение кредитного риска». Право на получение гарантий как защита необеспеченного кредита (см. стр. 2 из 2). Оно также включает в себя окончательную политику PRA, а именно:

  • Надзорный отчёт SS17/13 «Снижение кредитного риска» (Приложение 1);
  • SS31/15 «Внутренние процедуры оценки общей достаточности капитала (ICAAP) и процесс оценки и проверки в порядке надзора (SREP)» (Приложение 2).

Это заявление касается всех фирм, связанных Регламентом о требованиях к капиталу (575/2013) (CRR).

Изменения в проекте политики

PRA получила 31 ответ на КД. В целом респонденты одобрили разъяснение PRA, касающееся его ожиданий относительно приемлемости гарантий в качестве меры по уменьшению кредитного риска. Вместе с тем ряд респондентов выразили обеспокоенность по поводу влияния предложений на некоторые виды гарантий. Несколько респондентов также попросили предоставить дополнительные разъяснения по некоторым аспектам предложений.

После рассмотрения ответов PRA внесло три существенных изменения по обсуждённым в КД предложениям. Эти изменения заключаются в следующем:

  • аннулировано предложение, касающееся значения своевременно осуществляемой выплаты;

  • введено новое требование к рискам, возникающим в связи с необходимыми гарантийными соглашениями;   

  • выдвинуто новое требование, связанное с признанием существования любых остаточных рисков.
Более подробная информация об этих изменениях наряду с анализом издержек и прибыли и оценкой воздействия на общества взаимного страхования приводится во второй главе заявления.

PRA внесло в проект политики и другие изменения, которые, по его мнению, не являются существенными. Они включают незначительные изменения, внесённые в предложение о юридической силе и исковой силе квалификационных гарантий, а также изменения в предложение о чётком определении и неоспоримости квалификационных гарантий. Более подробная информация об этих изменениях приводится в Главе 2. PRA не считает, что воздействие является значительным или значительно отличается для обществ взаимного страхования. Таким образом, оценка влияния этих изменений на общества взаимного страхования и анализ издержек и прибыли не обновлялись.

Solvency II: Групповой надзор (надзорный отчёт SS9/15) от 14 марта 2019 года

Глава 5А в надзорном отчёте (SS) была изменена после программного заявления PS9/19 «Solvency II — наличие собственных средств Группы» с целью разъяснить, что при оценке наличия собственных средств группы требование к капиталу по Solvency не должно более рассматриваться как препятствие для наличия. В SS уточняется, что PRA предусматривает такой анализ доступности только в том случае, если на страховщика Группы распространяется юрисдикция, которая не подпадает под режим, аналогичный и построенный на тех же принципах в отношении требований к капиталу и качества капитала на индивидуальном уровне, что и режим платёжеспособности Великобритании.

Этот отчёт был также обновлён для упрощения форматирования и удобства чтения, что включило в себя последовательную нумерацию сносок и обновление гиперссылок для указания местоположения на веб-сайте Банка Англии, а также для облегчения идентификации гиперссылок.

Ликвидность по Pillar 2: Обновление методологии
(консультативный документ CP6/19) от 19 марта 2019 года

Обзор

В настоящем консультативном документе (КД) Управление пруденциального регулирования (PRA) приводит предложения, касающиеся поправок к нормативной отчётности и разъяснений в отношении методологии ликвидности по Pillar 2. Предлагаемые изменения будут осуществляться путем внесения поправок в:

  • часть Свода правил PRA, посвящённую нормативной отчётности (Приложение 1);

  • Программное заявление (SoP) «Ликвидность по Pillar 2» (Приложение 2); 

  • Надзорный отчёт SS24/15 «Подход PRA к надзору за рисками ликвидности и финансирования» (Приложение 3); 

  • SS34/15 «Руководящие принципы составления нормативных докладов по нормативным вопросам» (Приложение 4);

  • Шаблон отчёта PRA110 (Приложение 5);

  • Инструкции по отчётности PRA110 (Приложение 6).

Этот КД действителен для банков Великобритании, строительных сберегательных касс, инвестиционых фирм, выбранных PRA, и банков, не являющихся членами ЕС и ЕЭЗ.

US Federal Reserve System.png
Совет Федеральной резервной системы

Совет Федеральной резервной системы объявляет, что он снижает требования к качественной оценке в своей программе комплексной проверки и анализа капитала (CCAR), действующей для цикла 2019 года

Для самых крупных и наиболее сложноорганизованных фирм CCAR включает в себя как количественную оценку достаточности капитала фирмы в условиях стресса, так и качественную оценку её способностей определять свои потребности в капитале, ориентируясь на будущее. При необходимости фирма должна пройти как количественную, так и качественную оценку, или правление может возразить и ограничить распределение долей акционеров фирмы.

Фирмы, для которых программа CCAR является новой, и по этой причине они могут обладать менее развитыми возможностями планирования капитала, будут по-прежнему подвергаться прежним требованиям к методу качественной оценки. Так, фирма должна принять участие в четырех процедурах CCAR и успешно пройти качественную оценку в течение четвёртого года участия, чтобы требования были снижены. Если фирма не проходит процедуру качественной оценки во время четвёртого года, она будет подвергаться прежним требованиям к методу качественной оценки до тех пор, пока не пройдёт её. Для фирм, которые всё ещё оцениваются по старым требованиям, четвёртым годом станет цикл CCAR 2020 года.

Хотя некоторых фирм коснулись изменения требований к качественной оценке, процессы планирования капитала всех фирм будут по-прежнему подвергаться строгой оценке в рамках CCAR. Фирмы с недостатками в методах работы могут подвергнуться процедуре экспертной оценки наблюдателя и в её результате дисциплинарным мерам за невыполнение ожиданий наблюдателя. Кроме того, потенциальная количественная оценка продолжает действовать для всех фирм.

Советом также были опубликованы инструкции для процедуры CCAR в этом году. В инструкциях подтверждается, что в этом году процедуре CCAR будут подвергнуты 18 фирм, а из них пять — возможной качественной оценке.

Одиннадцать фирм, проводящих крупные торговые операции, должны будут учитывать последствия глобальных рыночных потрясений в рамках своего прогнозируемого развития. Тринадцать фирм, осуществляющих значительные торговые или производственные операции, также должны будут включить возможное невыполнение обязательств со стороны контрагента в прогнозируемое развитие.

Совет Федеральной Резервной Системы голосует за утверждение контрциклического резерва капитала (CCyB) с текущим значением в 0 процентов

Совет Федеральной Резервной Системы объявил, что проголосовал за утверждение контрциклического резерва капитала (CCyB) с текущим значением в 0 процентов. При вынесении этого решения комиссия руководствовалась методологией, подробно изложенной в программном заявлении комиссии о введении CCyB для объёма кредитных средств, предоставленных частному сектору в Соединённых Штатах.

Резерв является макропруденциальным инструментом, который может быть использован для повышения устойчивости финансовой системы путём повышения требований к капиталу для международно-активных банковских организаций, когда существует повышенный риск уровня будущих потерь выше нормы и когда банковские организации, для которых требования к капиталу повышаются с помощью резерва, подвергаются угрозе повышенного риска напрямую или нет — или становятся его фактором. Резерв может также способствовать умеренным колебаниям в области предложения кредитов. Предполагается, что CCyB должен быть использован при ухудшении экономических условий для более широкой поддержки кредитования и экономической деятельности.

При вынесении этого решения Совет консультировался с Федеральной корпорацией по страхованию депозитов и Службой финансового контроля. Если в будущем Совет примет решение изменить сумму CCyB, то у банковских организаций будет 12 месяцев до вступления в силу этого увеличения, если только Совет не установит более раннюю дату вступления в силу.

Совет ФРС выпустил документ, содержащий дополнительную информацию о своей программе стресс-тестирования

Совет Федеральной Резервной Системы опубликовал документ, содержащий дополнительную информацию о своей программе стресс-тестирования. Публикация документа произошла после сделанного в феврале объявления о том, что Совет завершил проект изменений, направленных на повышение прозрачности его стресс-тестов без ущерба для их способности оценить устойчивость крупнейших банков страны.

Стресс-тесты должны гарантировать, что у банков имеется достаточно капитала для покрытия убытков и сохранения способности кредитовать население и предприятия даже в условиях серьёзной рецессии. Стресс-тестирование Додда–Франка является одним из компонентов программы стресс-тестирования Федеральной резервной системы наряду с программой комплексной проверки и анализа капитала (CCAR), которая оценивает процессы планирования капитала и достаточность капитала крупнейших банковских холдингов.

Документ создан, чтобы улучшить понимание стресс-тестов Федеральной Резервной Системы. В сегодняшнем документе, содержащем около 80 страниц и более 30 таблиц, содержится значительно больше информации о моделях стресс-тестов, используемых для прогнозирования банковских потерь по сравнению с сведениями, опубликованными за прошлые годы. Дополнительная информация включает в себя:

  • диапазон уровня потерь, прогнозируемый с использованием моделей ФРС, для кредитов, сгруппированных по определённым характеристикам риска;
  • портфели гипотетических кредитов с уровнем потерь, прогнозируемым на основе моделей ФРС;
  • расширенные описания моделей ФРС.
В частности, дополнительная информация по уровням потерь предоставляется для моделей, используемых для корпоративных кредитов и кредитных карт. Обе модели составили примерно половину общих прогнозируемых потерь по кредитам в стресс-тестировании ФРС 2018 года. Аналогичная информация будет предоставлена для двух дополнительных моделей в 2020 году.

Агентства завершили оценку планов урегулирования банков за 2017 год для 14 крупных отечественных банков и опубликовали ожидания от планов урегулирования в 2019 году

Федеральный резервный совет и Федеральная корпорация по страхованию депозитов объявили, что они завершили оценку планов урегулирования банков за 2017 год для 14 внутренних банковских организаций и опубликовали свои ожидания в отношении следующих планов урегулирования фирм, которые должны быть представлены в срок до 31 декабря 2019 года включительно.

Планы урегулирования, которые требуется предоставить на основе акта Додда–Франка (Dodd–Frank Act), должны описывать стратегию фирмы для быстрой и организованной регулировки в условиях банкротства в случае финансового краха или провала фирмы.

Оценке подверглись следующие 14 фирм: Ally Financial Inc., American Express Company, BB&T Corporation, Capital One Financial Corporation, Discover Financial Services, Fifth Third Bancorp, Huntington Bancshares Incorporated, KeyCorp, M&T Bank Corporation, Northern Trust Corporation, Regions Financial Corporation, SunTrust Banks, Inc., The PNC Financial Services Group, Inc. и U.S. Bancorp.

Агентства не выявили каких-либо недостатков или слабых мест для устранения в планах урегулирования за 2017 год. Ранее агентства выявили три недостатка в плане урегулирования, предоставленном Northern Trust за 2015 год, но решили, что план урегулирования Northern Trust за 2017 год удовлетворительно устранил эти три недостатка.

Совет директоров отправляет письма, содержащие обратную связь, для каждой фирмы. В этих письмах отмечается, что агентства намерены опубликовать замечания и комментарии к предлагаемым изменениям правила о планах урегулирования, включая изменения, принятые для приведения в исполнение Закона об экономическом росте, ослаблении регуляторно-административного воздействия и защите потребителей S.2155 (Economic Growth, Regulatory Relief, and Consumer Protection Act). В письмах также излагаются ожидания в соответствии с текущими требованиями правил и поясняется, что в большинстве случаев агентства ожидают, что представленные каждой фирмой планы за 2019 год включат в себя только существенные изменения от предыдущего плана и обновлённую финансовую отчётность.

Предложение, выдвинутое Федеральной резервной системой, Федеральной корпорацией по страхованию депозитов и Службой финансового контроля, также требуют, чтобы холдинг-компании, относящиеся к глобальным системно значимым банкам (G–SIB), публично отчитывались о своих непогашенных задолженностях TLAC. Комментарии принимаются в течение 60 дней после публикации в Федеральном реестре.

Finma.png
Швейцарская служба по надзору за финансовыми рынками

Лицензия FinTech и контролируемая среда: корректировки циркуляров FINMA

Введение новой лицензии FinTech и пересмотр положений, касающихся регулятивной среды, потребовал определённых корректировок циркуляров, опубликованных Швейцарской службой по надзору за финансовыми рынками FINMA. В частности, компании с лицензией FinTech выиграют от менее обширных проверок.

Парламент Швейцарии ввёл новую категорию лицензирования для компаний FinTech. Кроме того, Федеральный совет скорректировал положения, касающиеся контролируемой среды. Эти изменения требуют соответствующей корректировки надзорной практики FINMA. По этой причине FINMA проводит консультации по циркулярам 2008/3 «Депозиты государственных учреждений в небанковских кредитных организациях» и 2013/3 «Аудит». Консультация продлится до 15 мая 2019 года. Ожидается, что частично пересмотренные циркуляры вступят в силу осенью 2019 года.

Лицензия FinTech: менее обширные проверки

1 января 2019 года парламент Швейцарии ввел новую категорию лицензирования, известную как лицензия FinTech. В результате этого FINMA добавляет ряд требований к нормативной проверке компаний в этой новой категории лицензирования в свой циркуляр по аудиту. Требования к компаниям с лицензией FinTech основаны на закреплённом для банков и дилеров по операциям с ценными бумагами процессе проверки, но при этом являются менее обширным. Кроме того, процесс отчётности упрощён, и основное внимание уделяется рискам, характерным для FinTech бизнес-моделей.

Контролируемая среда: разрешена инвестиция вкладов

С 1 апреля 2019 года Федеральный совет также вносит изменения в положения, касающиеся контролируемой среды. Внутри неё появилась возможность инвестировать депозиты в размере до 1 млн. швейцарских франков. Но работать в бизнесе, построенном на разнице процентных ставок, запрещено и остаётся привилегией банков. В своей поправке к циркуляру «Депозиты государственных учреждений в небанковских кредитных организациях» FINMA излагает своё толкование термина «бизнес на разнице процентных ставок». Таким образом, это повышает правовую точность для людей, которые хотели бы использовать контролируемую среду в будущем.

Новые подходы к корректировке стоимости при риске дефолта


FINMA реорганизует положения, касающиеся принципов бухгалтерского учёта для банков

Меняется подход к созданию корректировок стоимости при риске дефолта. В то же время существующий для банков циркуляр по бухгалтерскому учёту заменяется стандартизированным нормативным документом и основанном на принципах FINMA циркуляром.

FINMA начинает консультации по новому нормативному документу «О бухгалтерском учёте» и новому циркуляру 20/xx «Бухгалтерский учёт для банков». Они заменяют существующий циркуляр 15/1 «Бухгалтерский учёт для банков» и связанные с ним часто задаваемые вопросы. Таким образом, FINMA выпускает более стандартизированный и чёткий набор правил. Новое постановление содержит основные положения, касающиеся оценки и признания. В новом циркуляре излагается нынешняя позиция FINMA по вопросам бухгалтерского учёта. FINMA выпускает эти стандарты, являясь нормотворческим органом бухгалтерского учёта для банков Швейцарии. Указ и циркуляр должны вступить в силу 1 января 2020 года, хотя предусмотрены длительные переходные положения. Консультация продлится до 18 июня 2019 года.

Новые подходы к корректировке стоимость при риске дефолта

Что касается содержания, то в новых правилах будет изменён только подход к корректировке стоимости при риске дефолта по нескорректированной дебиторской задолженности. Это будет регулироваться новыми правилами в целях устранения слабых мест в нынешней системе, в частности риска возникновения проциклического эффекта из-за слишком поздних корректировок стоимости. Эта тема также поднималась в международных стандартах бухгалтерского учёта: новый подход уже применяется в положениях МСФО с 2018 года и будет внедрён в ОПБУ США с 2020 года. Это затронет банки, которые используют эти международные стандарты бухгалтёрского учета. Новый свод правил для Швейцарии применяется ко всем банкам и счетам, которые не подчиняются этим международным стандартам бухгалтерского учёта, и является значительно более простым.

Эти правила также являются пропорциональными, то есть они учитывают категоризацию учреждений: в соответствии с международными стандартами, системно важные банки (категории 1 и 2) теперь должны применять подход к ожидаемым потерям и формировать соответствующие корректировки стоимости. Средние банки (категории 3), которые работают главным образом в сфере процентных ставок, теперь должны применять простой, основанный на принципах FINMA подход для количественной оценки присущих им рисков дефолта в своих кредитных портфелях и для создания соответствующих корректировок стоимости. Остальные банки и дилеры по операциям с ценными бумагами могут продолжать применять существующий подход. Банки категорий 3, 4 и 5, а также дилеры по операциям с ценными бумагами могут при необходимости применять подход к формированию корректировок стоимости для рисков дефолта более высокой категории.  

Другие новости

Компания Econophysica сертифицирована по ISO 9001:2015

4 октября 2019 года экспертами крупнейшей российской сертификационной и экспертной организации «Русский регистр — Балтийская инспекция» была проведена сертификационная проверка системы менеджмента качества (СМК) компании
Econophysica на соответствие требованиям международного стандарта ISO 9001:2015.

14 октября, 2019