Интервью с основателем компании Econophysica Олегом Соловьевым

В этом году компании Econophysica исполнилось 18 лет. Основатель и директор компании Олег Александрович Соловьев рассказал о том, как всё начиналось, какие ценности лежат в основе, что такое Econophysica в настоящее время и как возникла идея о создании EcoAcademy. Удивительные факты из прошлого и невероятные планы на будущее.

В этом году копании Econophysica уже 18 лет. Расскажите, как всё начиналось: с чего начинали вы, с чего начиналась компания?

По образованию я физик-теоретик, учился в Томском университете на Физическом факультете. После окончания долго занимался наукой — теоретической физикой. Благодаря своей работе я сначала попал в Америку, а потом получил работу в Лондонском университете[1].

Перед двухтысячным годом я понял, что мне хочется заниматься чем-то новым. К тому времени многие мои коллеги покинули науку и перешли в банковскую индустрию. То, что они делали, было очень сильно похоже на математическую физику. В свою очередь, я стал смотреть с точки зрения научной содержательности на финансовую математику, и стало страшно интересно.

В то время в университетах Великобритании очень положительно смотрели на то, чтобы ученые пытались как-то внедрять свои идеи в бизнес, в экономику, в индустрию. Университет пошел мне навстречу, мне удалось получить маленький грант, совсем крошечный. Я арендовал одну спальню в квартире моей мамы. Мы поставили там столы и начали писать первые компьютерные программы. Но выяснилось, что в бизнесе нужно ещё иметь большие связи. Просто так, даже если есть самая потрясающая идея, никто особенно с тобой общаться не хочет.

Мы создали веб-сайт и стали рекламировать свои услуги. Наши программы были совершенно невероятные, это было как полеты на Марс. Даже по нынешним стандартам то, что мы предлагали — это было что-то сногсшибательное. Наши амбиции просто били через край, и это привлекло внимание. Это было немножко авантюрно, но, тем не менее, через год поступил первый звонок из американского банка JPMorgan Chase.

Скажите, что такое Econophysica сейчас, как за почти два десятилетия изменилась компания?

Этот дух новаторства и амбиции, они, я надеюсь, не ушли никуда. Поскольку я руковожу этой компанией с самого начала, то я стараюсь поддерживать любыми способами этот дух пионерства, первооткрывателей.

Сейчас у компании много клиентов и команда гораздо больше, поэтому больше ответственности, больше переживаний. Бизнес, которым мы занимаемся, очень сложный, как я выяснил в последствии. Более того, наша компания международная, т. е. это, по сути дела, британская компания с русскими корнями или российская компания с британским характером.

Если говорить о том, во что Econophysica превратилась именно с точки зрения своей деятельности, то, я считаю, что мы идем по пути создания в России самобытной, уникальной консалтинговой компании. Нас можно сравнить с такими западными компаниями как McKinsey [2] в Америке или PricewaterhouseCoopers [3] в Великобритании.

Мы решаем сложные задачи, мы service, мы служим людям. И я очень горжусь тем, что мы именно служим. Мы очень бережно относимся к нашим клиентам. Клиент для нас — это самый большой авторитет. И мы служим верой и правдой. Из-за разницы во времени мы, в общем-то, 24 часа должны работать. Такой энтузиазм очень важен для нас. И мы, конечно, ищем таких людей в нашу компанию, которые разделяют этот дух энтузиазма.

Почему вы решили создать EcoAcademy? Какую идею вы в неё вкладывали изначально?

На самом деле мы тут ничего нового не изобрели. Если вы посмотрите на все солидные компании, то увидите, что у каждой из них есть отделение, связанное с повышением квалификации своих сотрудников. Эта идея довольно очевидна. Более того, наша команда так или иначе связана с преподаванием, я сам из университетской среды, для нас это довольно близкая деятельность.

Когда начинаешь увеличивать команду, то приходят уже не только энтузиасты, которые полностью разделяют убеждения, а просто люди, которые хотят работать и чему-то научиться. Когда в компании работает больше 30 человек, нужно иметь соответствующий резерв, который надо постоянно готовить. Так и появилась идея создать EcoAcademy для внутренних целей, чтобы она занималась подготовкой собственных специалистов. И совсем недавно у нас возникла мысль, что мы можем предлагать часть учебных курсов внешним слушателям. Для этого надо было получить лицензию, и мы это сделали.

Вы сказали, что в Econophysica одними из самых важных ценностей являются дух новаторства и энтузиазм. Скажите, пожалуйста, какие ценности несет EcoAcademy, и схожи ли они с ценностями Econophysica?

Да, абсолютно. Мы ставили задачу создания чего-то нового, востребованного, а не копирования уже готового продукта. Быть на шаг, на два, на десять шагов впереди потребностей — мы предлагаем решения для будущего! В тренингах, в учебных программах мы тоже должны задать такой же вектор: предлагать курсы для будущего.

Сейчас нужно приобретать знания и навыки для тех профессий, о которых ты ещё не знаешь. Собственно говоря, EcoAcademy такую задачу и ставит: предлагать продукцию, учебные программы для будущего. Но будущее очень трудно продать.

Сейчас мы недалекое будущее. Например, у нас есть курс по машинному обучению — это уже сегодняшний день. Это то, что раньше казалось фантастикой, а сейчас уже довольно широко внедряется, и разработки в этой области просто потрясающие. Мы предлагаем курс, который, мы надеемся, не вызовет слишком большого скептицизма, про машинное обучение сейчас все говорят.

Если EcoAcademy предлагает профессии и навыки для будущего, то, как вы думаете, насколько люди готовы платить за это?

Если бы у нас была машина времени, то мы бы могли легко решить этот вопрос: мы просто показывали бы людям какие профессии будут в будущем, и им бы сразу становилось всё ясно. Сейчас, естественно, люди с недоверием могут относиться к этому. Но то, что мы предлагаем, может по-настоящему пригодиться людям. Мы предлагаем такие навыки и компетенции, которые дадут преимущество человеку на рабочем месте в будущем, он получит от этого большие выгоды.

Как вы думаете, к чему EcoAcademy может прийти в процессе своего развития?

У меня есть даже план. Я думаю, что через какое-то время EcoAcademy сможет стать самостоятельной бизнес-структурой, которая занимается тренингами, учебными программами, связанными именно с будущим — Академия будущего! Я думаю, если вкладывать сюда силы и энергию, энтузиазм, то это будет Кембридж, только другого стиля, другого формата.

Можем ли мы сказать, что через 10 лет EcoAcademy сможет заниматься уже основным образованием, базовым?

Я думаю, что мы будем развиваться по пути дополнительного образования, но оно будет основным для людей, которые будут искать работу в будущем и будут преуспевать. Наш диплом, навыки, которые люди будут приобретать у нас, будут основными. Наверное, мы находимся в категории дополнительного образования, но мы хотим, чтобы наш сертификат котировался, чтобы люди гордились тем, что у них есть сертификат EcoAcademy, и этот сертификат давал бы им реальные преимущества на рынке труда. Допустим, они могли бы указывать в резюме, что у них есть сертификат от EcoAcademy, и это означало бы, что они обладают передовыми знаниями и владеют ключевыми, особенными навыками.

Очень хочется услышать ваше мнение о гуманитариях. Что вы думаете об их роли в практических науках, и может ли EcoAcademy заниматься их подготовкой?

Очень интересный вопрос. Это как раз то, с чем мы столкнулись. У нас есть проекты, где в команде программистов работают лингвисты, но мы называем их математики-лингвисты. На самом деле, лингвистика становится областью математики. Это связано с искусственным интеллектом, с распознаванием натуральных языков. Это 100% профессия будущего.

Сам я сейчас увлекаюсь вопросами работы мозга. Мне интересно понять как работает мышление. Это тоже гуманитарная область, она связана с философией. На мой взгляд, если ты не понимаешь философские вопросы, то ты не сможешь решать и инженерные задачи, допустим, связанные с искусственным интеллектом. Поэтому это тоже профессия будущего.

Скажите, пожалуйста, какой посыл вы бы хотели донести до своих клиентов и сотрудников?

Это очень серьезный вопрос. Своим клиентам мы говорим, что живем ради них и работаем ради них, мы всё делаем ради клиентов. Для нас клиент — это центр, смысл нашего существования, поэтому мы работаем только для клиентов и хотим помогать им решать как текущие задачи, так и задачи, с которыми они столкнутся в будущем. И ещё один момент — наш стиль работы это challenge, т. е. мы всегда провоцируем клиентов на то, чтобы они переосмысляли то, чем они занимаются. Это стиль нашего консалтингового сервиса.

Компания — это сотрудники. Если убрать сотрудников, то всё, пустота, поэтому сотрудники — это самая большая ценность, которая есть в компании. И я всё время призываю к развитию, к самосовершенствованию, к повышению своей ценности, к освоению нового. Это самое главное — всё время быть в движении, всё время развиваться и приобретать новые знания, новые навыки и компетенции и не бояться сложных задач.






1. Queen Mary University of London


2. McKinsey & Company — международная консалтинговая компания, специализирующаяся на решении задач, связанных со стратегическим управлением.


3. PricewaterhouseCoopers — международная сеть компаний, предлагающих профессиональные услуги в области консалтинга и аудита.


Другие новости