Регуляторный дайджест за март 2018 года

BIS.jpg
В марте Базельский комитет по банковскому надзору представил отчет Basel III monitoring report об эффективности использования принципов Базеля III для мониторинга надежности банков. Комитет оценил динамику ключевых показателей (CET1 ratio, leverage, LCR, NSFR) для различных групп банков. С 2011 все наблюдаемые показатели изменились в лучшую сторону, динамика стабильна. Базельский комитет трактовал это как свидетельство того, что ужесточение финансовой дисциплины в рамках Базеля III привело к уменьшению системных рисков.

Также Базельский комитет сделал литературный обзор, посвященный использованию секторальных контрциклических надбавок к капиталу вместо одной, общей для всех секторов. Главный вывод: идея интересная и перспективная, но есть явный недостаток эмпирических данных, описывающих, какими эти поправки могли бы быть, и принципы их определения для разных секторов экономики.

Базель опубликовал результаты оценки регуляторной совместимости для различных стран. В частности, Россия выполнила практически все требования Базеля, оставшиеся недостатки не имеют существенного влияния. Описание программы оценки регуляторной совместимости можно найти здесь.

Базельский комитет обновил формы отчета для раскрытия информации в рамках Pillar 3 и выпустил документ Pillar 3 disclosure requirements. Обновленные шаблоны согласуются с моделью ожидаемых кредитных потерь (ECL), которая используется в рамках IFRS9.

Также были пересмотрены некоторые правила для расчета требований к капиталу по рыночному риску (изначальные требования были сформулированы в январе 2016). Всё это оформлено в виде консультативного документа, Базельский комитет ждет комментариев заинтересованных сторон. Основные изменения по различным темам представлены ниже:

1. Стандартизированный подход:

  • Теперь ликвидными валютными парами считаются также кросс-курсы от других ликвидных пар. Пример: если BRL/USD EUR/USD — ликвидные пары, то и EUR/BRL также будет ликвидной.

  • Необходимо пересмотреть корреляционные стресс-сценарии. Изначально для учета возможного изменения корреляции между двумя инструментами было предложено рассматривать три сценария: стандартная корреляция, сдвиг всех корреляций на 25% вверх и сдвиг всех корреляций на 25% вниз. Было обнаружено, что для сильно коррелируемых активов последний сценарий дает слишком консервативный результат. Потому было предложено пересмотреть этот сценарий для сильно коррелированных активов.

  • Предложено усовершенствовать методику расчета нелинейного риска. До сих пор оценка нелинейного эффекта производилась с помощью шоков для каждого риск-фактора в отдельности. Было предложено объединить риск-факторы в группы схожих инструментов.

  • Следует уменьшить веса для IR- и FX-продуктов с целью не допустить скачкообразного изменения RWA из-за предложенных изменений.

2. Подход на основе внутренних моделей:

  • Комитет прояснил некоторые моменты насчет PnL attribution test, который был предложен для оценки корректности расчета PnL с помощью внутренних моделей, а именно: требования ко входным данным, ключевые метрики для оценки и последствия провала тестирования.

  • Комитет разъяснил некоторые вопросы, касающиеся немоделируемых риск-факторов.

3. Комитет точнее описал разницу между банковской книгой и торговой книгой.

Последний документ, который мы хотели бы упомянуть — это описание правил раннего вмешательства в дела банка. Раннее вмешательство должно применяться в случае возникновения опасных тенденций для предупреждения критической ситуации. Примеры случаев, в которых возможно раннее вмешательство:

  • практика выдачи плохих кредитов;

  • избыточная концентрация;

  • структурные дисбалансы ликвидности;

  • слишком рискованная политика, которая может быть вызвана ориентацией на краткосрочные цели в бонусной программе;

  • слабая риск-культура и управление;

  • нарушение или изменение существующих политик и процедур;

  • практика отмывания денег;

  • внешние факторы, которые могут вести к проблемам в банках.

EBA.gif
В марте Европейский банковский надзор (EBA) опубликовал несколько документов, на которые мы бы хотели обратить внимание.

EBA проанализировали влияние стандартов Базеля III на ключевые риск-метрики, результаты опубликованы в отчете Basel III monitoring. Отмечено общее оздоровление банковской системы с 2010, когда Базель III был опубликован.

EBA дало указания насчёт того, как уменьшить уровень плохих долгов. Несмотря на все старания, уровень плохих долгов в европейских банках всё ещё высок по историческим меркам. В документе подробно описаны элементы системы управления плохим долгом.

EBA представили два документа по регулированию финтеха: The EBA’s Fintech Roadmap и EBA Fintech Roadmap: Frequently Asked Questions. Первый представляет собой обобщение комментариев насчёт подхода регулятора к индустрии финтеха, который был опубликован в августе 2017 года. В целом, все участники рынка сошлись во мнении, что необходим баланс между надзором за зоной ответственности регулятора и необходимостью нейтральности в регулировании новых технологий. Стоит отметить, что в прошлом месяце свое мнение насчет подходов к регулированию финтех-индустрии высказал Базельский комитет, подробности смотрите в нашем обзоре за февраль.

Одной из важных составляющих финтех-методов является использование больших данных. Европейские регуляторы не обошли это вниманием и выпустили отчёт, основанный на откликах участников рынка на документ, выпущенный в конце 2016 года. В итоге регуляторы предложили рекомендации для участников рынка при разработке продуктов, основанных на больших данных. Эти рекомендации объединены в три группы:

  • точность алгоритмов и обработки данных;

  • защита клиента;

  • раскрытие использования больших данных.

Европейский регулятор оценил текущую ситуацию в практиках смягчения кредитного риска. В частности, количественно оценил доступные инструменты для трёх методик расчета требований достаточности капитала: стандартизированный подход, базовый подход на основе внутренних рейтингов и продвинутый подход на основе внутренних рейтингов. Подробности читайте здесь.

Bank of England.jpg
В прошлом месяце английский регулятор выпустил документы, описывающие принципы регулирования банков и страховых компаний, являющихся дочерними подразделениями зарубежных компаний. Вот список этих документов: 

Механизм работы предложенных принципов регулирования представлен на схеме ниже.
              
Также Банк Англии выпустил документ, описывающий особенности оценки рыночного риска, в частности:
  1. особенности расчета RNIV;

  2. стандартизированный подход для опционов;

  3. неттинг конвертируемых бондов и их базовых активов;

  4. взаимозачет производных инструментов и т. д.

Центральный банк Российской Федерации (ЦБРФ).jpg
Банк России выпустил доклад «О совершенствовании регулирования залогового обеспечения», который направлен на то, чтобы улучшить работу банков с залогами. В настоящий момент сложилась порочная практика компенсации плохого качества заёмщика достаточным залогом по кредиту. Это влечёт три проблемы: 
  • банки «превращаются в ломбарды», имеют большое количество залогов, управление которыми может иметь иную специфику, нежели банковская деятельность, и быть неэффективным со стороны банка;
  • в случае кризиса, влекущего массовый невозврат кредитов, стоимость залогов может сильно упасть, что негативно повлияет на собственный капитал банка;
  • происходит подмена залогов хорошего качества (например ликвидные акции) на залоги плохого качества (например обязательств иностранной офшорной компании).

Банк России предложил для обсуждения возможные пути решения проблемы: изменение требований к залоговому обеспечению или усиление надзора над залоговыми операциями со стороны Банка России.

Также Банк России провел встречу с экспертами, на которой обсуждались принципы регулирования ломбардов, КПК и МФО. В частности, была разработана процедура допуска ломбардов на финансовый рынок (путем внесения его в государственный реестр) и исключения из него.



Другие новости

Регуляторный дайджест за август 2018 года

30 августа Базельский комитет по банковскому надзору опубликовал техническую поправку о дополнительных требованиях к раскрытию информации в рамках Компонента 3 (Pillar 3) для учреждений, использующих модель учета ожидаемых потерь по кредитам (expected credit loss, ECL), а также внедряющих переходные механизмы нормативного регулирования положений бухгалтерского учета. Поправка направлена на предоставление пользователям информации, которая отражает последствия данного перехода и влияние ECL учета на расчет регуляторного капитала.

24 сентября, 2018

Интервью с основателем компании Econophysica Олегом Соловьевым

В этом году компании Econophysica исполнилось 18 лет. Основатель и директор компании Олег Александрович Соловьев рассказал о том, как всё начиналось, какие ценности лежат в основе, что такое Econophysica в настоящее время и как возникла идея о создании EcoAcademy. Удивительные факты из прошлого и невероятные планы на будущее.

19 сентября, 2018