Регуляторный дайджест за апрель 2018 года

BIS.jpg
Четырнадцатый доклад о ходе работы по принятию Базельской нормативной базы.

В апреле Базельский комитет выпустил обновленный доклад по принятию Базельской нормативной базы по состоянию на конец марта 2018 года.

Доклад посвящён статусу принятия Базельских стандартов и их трансформации в национальное законодательство и локальные регуляторные требования. Доклад базируется на информации, предоставленной членами комитета в рамках Программы оценки согласованности регулирования (RCAP).

Отчёт включает в себя статус внедрения следующих требований:
  • базовые стандарты капитала на основе риска;
  • коэффициент левериджа;

  • требования для системно значимых банков (локальных и глобальных);

  • процентный риск банковской книги (IRRBB);

  • чистый коэффициент стабильного финансирования (NSFR);

  • работу с позициями, ставящими под риск значительную часть капитала банка;

  • требования к раскрытию информации.
Впервые в отчёт включены завершённые посткризисные реформы Базеля III, опубликованные в декабре 2017 и начинающие действовать в январе 2022. Подробности здесь.

US Federal Reserve System.png
Совет директоров ФРС сформулировал предложение по упрощению требований к капиталу кредитных организаций. В рамках этого предложения вводится понятие «стрессовый буфер капитала» (SCB), который будет рассчитываться на основе результатов стресс-тестов и будет специфичным для каждого банка. В результате введения этого буфера количество требований к капиталу снизится с 24 до 14.

В настоящее время банковские холдинги с активами более 50 миллиардов долларов проходят ежегодное стресс-тестирование, известное как Программа комплексной проверки и анализа достаточности капитала (CCAR). В рамках CCAR требуется показать, что банк будет в состоянии продолжать свою деятельность (в т. ч. кредитование) при даже неблагоприятных экономических условиях.

Рассмотрим пример расчёта SCB в рамках CCAR. Допустим, коэффициент достаточности капитала равен 9%, и он снизится до 6% при крайне неблагоприятном (severely adverse) макроэкономическом сценарии. Тогда SCB на следующий равен 3% (9% - 6%). Для расчёта требования к капиталу кредитной организации на ближайший год SCB добавляется к минимально требуемому капиталу первого уровня (4,5%), что в итоге дает 7,5%. Если банк является глобальным системно-значимым (G-SIB), в SCB включается соответствующая надбавка. Кроме того, SCB учитывает планируемые дивиденды за ближайший год.

Также ФРС предложил увязать «усиленный дополнительный коэффициент левериджа» (ESLR) с характеристиками фирмы, для которой он рассчитывается. В настоящее время этот стандарт одинаков для всех фирм и равен минимуму 3% + надбавка 2%. Новый метод расчёта свяжет коэффициент левериджа с надбавкой за риск (методика ее вычисления представлена здесь). К базовому значению в 3% необходимо будет прибавить половину надбавки за риск, специфичной для каждого банка. Например, если надбавка за риск равна 2%, то итоговый коэффициент левериджа будет равным 4%.

Предлагаемые изменения также соответствуют последним предложениям Базельского комитета в этой области. Принимая во внимание результаты стресс-тестов, ожидается, что предлагаемые изменения уменьшат совокупный капитал первого уровня примерно на 400 миллионов долларов (или на 0,04%).

Федеральные агентства предложили пересмотреть их правила учёта регуляторного капитала, чтобы смягчить эффект от введения новых стандартов учёта текущих ожидаемых убытков по кредитам (CECL). Предложение рассчитано на трехлетний период адаптации.

рис 2.gif
Согласно последнему докладу о рисках Объединенного комитета надзорных органов Евросоюза, европейские банки, страховые компании и ценные бумаги сталкиваются со многими рисками. В качестве потенциальных источников нестабильности выделяются следующие риски:
  • неожиданная переоценка риск-премии, связанная со всплеском волатильности на рынках;
  • неопределенность вокруг выхода Великобритании из состава ЕС;

  • кибератаки.

В докладе также есть предупреждение о рисках инвестирования в виртуальные валюты и рисках изменения климата и перехода к экономике с низкими выбросами углерода.

На каждый из этих рисков европейские регуляторы предлагают набор мер, которые могу смягчить последствия их реализации. Например, ключевым инструментом оценки влияния возрастания риск-премии являются регулярные стресс-тесты, которые помогают оценить влияние гипотетического стрессового события на ключевых игроков отрасли (источник). 

EBA запустило консультации касательно двух документов. Первый — это документ, определяющий критерии простой, прозрачной и стандартизированной (STS) секьюритизации. Новый документ будет играть важную роль в регулировании, предоставляя единообразную интерпретацию для организаторов, спонсоров, инвесторов и контролирующих органов. Консультации будут продолжаться до 20 июля 2018 года.

Принципы разработаны для обеспеченных активами и для не обеспеченных активами бумаг (источник).

Также EBA предложило рекомендации по раскрытию необслуживаемого долга (NPE) и долга, в отношении обслуживания которого заёмщику были сделаны уступки (forborne exposure). В отношении таких активов предложено внедрить единообразную форму раскрытия информации. Предложено 10 шаблонов отчётности, из которых четыре применимы ко всем кредитным учреждениям и шесть будут использоваться только для кредитных учреждений с высокими NPE. Подробности здесь.

рис. 5.png
В Банке России заработала «регулятивная песочница», созданная для тестирования услуг и сервисов с применением инновационных финансовых технологий. Подать заявку для пилотирования в «песочнице» может любой банк или организация, планирующая внедрение новых финансовых технологий, применение которых требует изменения регулирования.

Банк России в рамках «регулятивной песочницы» организует тестирование новых сервисов и технологий для оценки влияния их применения на развитие финансового рынка. В ходе пилотирования также будут определены возможные риски и меры по их устранению. Услуги, сервисы или технологии, которые прошли пилотирование в «регулятивной песочнице», могут быть либо одобрены к внедрению с последующим формированием плана по разработке необходимой нормативно-правовой базы, либо признаны нецелесообразными для применения.

Банк России утвердил базовый стандарт по управлению рисками кредитных потребительских кооперативов. Базовый стандарт устанавливает требования к организации системы управления рисками в кредитных потребительских кооперативах (КПК), перечень основных рисков, подлежащих управлению, а также иные положения, в том числе определяющие функционал и внутренние процедуры КПК в этой сфере.

Согласно стандарту, ответственность за организацию системы управления рисками возлагается на органы управления кооперативом. При этом КПК с активами более 1 млрд рублей и КПК, имеющие филиалы, представительства и иные обособленные подразделения на территории более двух субъектов Российской Федерации, обязаны создать отдельное структурное подразделение, ответственное за управление рисками (либо назначить сотрудника, ответственного за управление рисками).

Базовый стандарт разработан саморегулируемыми организациями в сфере финансового рынка, объединяющими КПК (СРО КПК), в соответствии с требованиями Указания Банка России от 30.05.2016 № 4027-У и вступает в силу с 1 июля 2018 года. Базовый стандарт будет обязателен для исполнения всеми КПК вне зависимости от их членства в СРО КПК.

Банк России утвердил базовый стандарт совершения микрофинансовыми организациями (МФО) операций на финансовом рынке. Базовый стандарт устанавливает условия, порядок и основные принципы совершения операций по выдаче микрозаймов и привлечению МФО денежных средств физических лиц.

В частности, МФО должна максимально полно и подробно информировать заёмщика об условиях договора, а если условия выдачи займа предполагают заключение договора страхования — предоставить заёмщику сведения о страховой организации, предмете договора, предусмотренных договором страховых случаях и исключениях из них, страховых премиях, сроках действия договора и порядке выплат. Если микрофинансовая организация передает право уступки требования по займу иному лицу, согласно стандарту, она обязана уведомить об этом заёмщика в 15-дневный срок.

Кроме того, базовым стандартом предусмотрены требования к процедуре оценки платёжеспособности получателя финансовых услуг — такая оценка обязательна и включает в себя не только анализ документов, представленных потенциальным заёмщиком, но и получение сведений о нем из других источников (например, бюро кредитных историй).

Также базовый стандарт устанавливает требования к содержанию договоров по привлечению денежных средств физических лиц и внутренних документов МФО. МФО, привлекающие денежные средства физических лиц, должны размещать на своем официальном сайте бухгалтерскую отчетность за последние 5 лет, сведения о существенных фактах, информацию о договорах страхования (при наличии). Данные требования базового стандарта вступают в силу с 1 июля 2018 года.

А с 1 июля 2019 года МФО также будут обязаны применять QR-код со ссылками на ресурсы в интернете, которые содержат необходимую получателям финансовых услуг информацию.

Базовый стандарт разработан саморегулируемыми организациями в сфере финансового рынка, объединяющими МФО (СРО МФО), в соответствии с требованиями Банка России. Стандарт будет обязателен для исполнения всеми МФО вне зависимости от их членства в СРО МФО.

Применение данного базового стандарта будет способствовать повышению качества финансовых услуг, оказываемых МФО (установление единой для всех МФО последовательности действий при совершении операций), увеличит прозрачность деятельности МФО как для контролирующих органов, так и для потребителей услуг МФО. Документ здесь.

рис 3-1.jpg
В этом месяце английский регулятор выдвинул сразу несколько предложений в рамках Solvency II. Во-первых, предложено учитывать динамическую корректировку волатильности в рамках расчета требований к капиталу. Во-вторых, внесены изменения в отчётность по внутренним моделям и в некоторые шаблоны отчётности регулятору.

Также были обновлены требования к отчетности в рамках Pillar 2 (подробности здесь) и требования по левериджу.

Наконец, PRA сформулировала свои ожидания относительно практик риск-менеджмента в рамках стресс-тестирования, подробности в этом документе



Другие новости